Контакты
Подписка
МЕНЮ
Контакты
Подписка

Каков же все-таки объем рынка VPN?

Каков же все-таки объем рынка VPN?

В рубрику "Исследование" | К списку рубрик  |  К списку авторов  |  К списку публикаций

Каков же все-таки объем рынка VPN?

В рамках выставки Infosecurity Russia'2007 состоялся круглый стол "Сетевая информационная безопасность: потребитель - интегратор - производитель", организованный редакцией журнала "Информационная безопасность" совместно с Сергеем Рябко, генеральным директором компании "С-Терра СиЭсПи". По "горячим следам" данного мероприятия - учитывая, что участники так и не сошлись во мнениях, каков все-таки объем рыка VPN и как рынок делится между его игроками, - мы решили провести свое небольшое исследование, опросив представителей компаний, знающих этот рынок "изнутри".

Интересно также сравнить результаты опроса нашей фокус-группы с данными по мировому рынку VPN, представленными в журнале СNews1 (табл. 1, 2) со ссылкой на исследование Gartner.

Экспертам нашей фокус-группы - представителям компаний-игроков рынка VPN - мы задали следующие вопросы:

  1. Каков, на Ваш взгляд, объем российского рынка VPN (на круглом столе прозвучали следующие цифры: $20, $45, $70 и $100 млн)? Предложите и обоснуйте, пожалуйста, Вашу точку зрения.
  2. Каково распределение долей рынка VPN между его основными (или всеми) участниками?
  3. Назовите три класса компаний, для которых самым эффективным, на Ваш взгляд, решением для создания защищенной корпоративной сети являются именно VPN.
  4. Назовите три отрасли экономики/конечного потребления, где VPN, по Вашему мнению, наиболее востребованы.
  5. Назовите три типа информационного обмена посредством VPN (то есть для чего целесообразно использовать виртуальные частные сети).

Андрей Степаненко,директор по маркетингу компании "Информзащита"

1. Примерно $70 млн. Эта оценка основана на данных Госкомстата по выручке четырех наиболее значимых игроков российского рынка -компаний "Информзащита", "Инфо-текс", "Амикон" и "Фактор-ТС", а также на экспертной оценке доли остальных игроков.

2. Первая четверка (см. выше) - около 80%. Такая большая доля российских разработчиков объясняется тем, что потребители заинтересованы в применении сертифицированных решений.

4. Государственные органы с распределенной информационной системой; банки с развитой филиальной системой; сырьевые и промышленные компании с территориальными инфраструктурами.

5. Трафик приложений (не требуется никаких доработок); доступ удаленных пользователей (простой способ защищенного взаимодействия); защита IP-телефонии и видеоконфе-ренц-связи (скрытие трафика без вмешательства в настройки и работу комплексов).


Василий Широков,заместитель генерального директора компании "С-Терра СиЭсПи"

1. Беда в том, что цифры на круглом столе звучали при нечетком определении предмета. Поэтому каждый мог вкладывать в них свой смысл. Я же этот вопрос специально не исследовал, поэтому скажу "навскидку". Объем рынка сертифицированных российских VPN-продуктов составляет где-то 20-30 млн долларов США в год и растет (в отличие от относительно насыщенного VPN западного рынка, который ближе к стадии стабилизации). Я имею в виду рынок всех видов криптографических VPN в терминах RFC 4026.

2. Довольно достоверной мне представляется прозвучавшая на круглом столе оценка Андрея Степаненко. К историческим лидерам продаж относятся Информзащита", "Инфотекс", "Амикон". Им дышат в спину "С-Терра СиЭсПи", "ЭЛВИС ПЛЮС"; я думаю, скоро в кругу лидеров будут также Check Point и, возможно, Nortel, если разберется с переменами в составе своей продуктовой линейки. Ввиду того что на наш рынок пришли и очень энергично пытаются его освоить крупные западные компании, судя во всему, грядут перемены.

3. На мой взгляд, выделенных классов нет. Дело в том, что VPN (тут я говорю, скорее, об IPsec) - технология всеобщего и повсеместного пользования. Мы же не можем назвать классы компаний, для которых наиболее эффективны протоколы TCP/IP...

4. VPN востребован там, где необходимо организовать границу корпоративного информационного пространства - границу как на периметре узлов сети (я имею в виду специфический для VPN-шлюзов криптографически стойкий контроль доступа), так и на тракте распространения данных (посторонний в VPN-туннель не влезет, ничего в нем не изменит и своего туда не привнесет). Таким образом, VPN нужен там, где есть передача данных через недоверенные среды без вертикального
деления.

В то же время на вертикальных рынках применение VPN довольно неоднородно. Доминируют финансово-кредитные учреждения. Высокими темпами "VPNизируются" промышленность (добывающая, как всегда, несколько впереди) и транспорт. Однако эта "тройка", думаю, также будет меняться. На запасном пути стоят провайдеры: они готовы начать конкуренцию за premium-сервисы, включая безопасность от провайдера. Но перегонят всех федеральные системы. Подумайте хотя бы о том, какое поле для внедрения VPN (да и прочих средств защиты информации) создает закон о защите персональных данных.

5. Действительно, их всего три: данные, голос, видео:) Не рассматривайте смайлик как шутку - шутка в том, что реально стоило бы сказать: "один тип - сетевой трафик" (или можно делить мельче: эти три типа обменов еще и на свои классы делятся. "Голос" - это и IP-телефония, и вещательные системы, диспетчерская связь в системах автоматического управления, охраны и прочие VoIP-приложения). Все три базовых класса трафика в России защищать умеют пока не все VPN-производители, но скоро научатся. Время не ждет, трафик IP-телефонии и конференций в иных каналах уже перекрывает трафик данных.


Вячеслав Семилетов, заместитель генерального директора ООО "Фактор-ТС"

1. VPN как средство защиты информации не может стоить меньше, чем та информация, которая подлежит защите. Достаточно взять в расчет только государственные структуры - министерства, ведомства, агентства. Какова цена информации в сетях передачи данных типа МВД, ФСБ, МО, ФСО, ФНС, ЦБ?.. Думаю, что никак не меньше $100 млн. Особенно если это касается безопасности страны и национальных интересов. Высокая цена создания VPN диктуется еще и сложной топологией сетей. Каждое ведомство, агентство имеет богатую топологию по всей территории страны. Причем в рамках одного ведомства могут существовать параллельно несколько VPN, опускаясь до самого низкого уровня (отдельно стоящие АРМ).

2. Если брать только основных участников рынка и все пласты рынка (с конфиденциальной информацией и с информацией, содержащей государственную тайну), то наблюдается паритет. Если же говорить об отдельно взятых ведомствах или пластах рынка (с конфиденциальной информацией или с информацией, содержащей гостайну), то в каждом случае будет виден явный лидер. Такое положение вещей обусловлено и тем, что этот рынок только в начале своего формирования. Львиную долю этого рынка занимают силовые ведомства, которые только начали внедрять технологии VPN. Фискальные органы (ФСБ, ФСТЭК, МО) еще продолжают формировать, уточнять требования к этому классу защиты информации.

3. Крупные государственные структуры с богатой топологией и с разнородным информационным обменом (видео, голос, данные); средние структуры - коммерческие банки, агентства; коммерческие организации.

4. Оборона и безопасность; финансово-экономическая сфера; социальная сфера.

5. Данные, видео (оцифрованное), голос (IP-телефония).


Виталий Зорин, кандидат технических наук, системный аналитик ОАО "ЭЛВИС-ПЛЮС"

1. Прежде всего, следует определить то, что мы называем российским рынком VPN:

  • программные средства VPN (шлюзы, клиент, сервер, управление);
  • программно-аппаратные средства VPN (шлюзы, канальные шифраторы, управление);
  • аппаратные средства (шлюзы, канальные шифраторы).

Допущения при определении российского рынка VPN:

  • программные и аппаратные средства VPN, как правило, поставляются вместе с пакетными фильтрами, то есть с МСЭ;
  • не учитываются ограниченные поставки в филиалы западных компаний VPN-продуктов Cisco, CheckPoint, Nortel, содержащих западные криптосредства;
  • не учитывается российский рынок UTM-устройств, который пока находится в зачаточном состоянии.

Итак, с учетом вышеописанных допущений объем российского рынка VPN с ошибкой в 10-15% составляет:

  • в 2005 г. - $25 млн;
  • в 2006 г. - $35 млн;
  • в 2007 г. (ожидание) - $45 млн.

2. По нашим данным, четыре компании, о которых говорили на круглом столе, имеют примерно равные доли рынка.

По данным 2005 г. эта доля составляла $3,5-5 млн. Остальные участники рынка имели в 2005 г. долю около $8 млн (однако я не гарантирую точности этого положения для 2006- 2007 гг.)

3. Средние и крупные компании с разветвленной и разнесенной в пространстве инфраструктурой; компании всех масштабов для обеспечения удаленной работы сотрудников; средние и крупные компании, которые внутри своей инфраструктуры имеют информационный обмен ограниченного доступа.

4. Госструктуры, финансы, отрасли с критически важными объектами информатизации (энергетика, транспорт).

5. Туннелирование трафика между распределенными в пространстве ЛВС одной организации; аутентификация и/или шифрование трафика сотрудников организации, находящихся за пределами периметра ЛВС; защита информационного обмена в беспроводных сетях.


Владимир Игнатов, старший вице-президент ОАО "Инфотекс", вице-президент по продукту

1. Мне довольно трудно оценить этот объем, поскольку лично я не занимаюсь маркетинговыми исследованиями рынка. Позволю себе обратиться к опубликованному CNews рейтингу крупнейших ИТ-компаний России в сфере защиты информации. По итогам 2006 г. только суммарный объем продаж нашей компании (а это главным образом программные VPN-решения технологии ViPNet) составил $5,5 млн. При этом здесь не учитываются доходы наших дилеров и системных интеграторов, использующих технологию ViPNet, стоимость серверов для ViPNet-координаторов (VPN-шлюзов). Если учесть эти позиции, то рынок только нашей продукции составляет не менее $20 млн. Так что, думаю, рынок лишь отечественных VPN-решений составляет никак не меньше $80-100 млн.

2. К сожалению, это сложный для меня вопрос. Думаю, что доля нашей компании составляет не менее 20-30%.

3. Я считаю, что VPN вообще является самым эффективным решением для любого типа компаний, которым требуется взаимодействие через общедоступные сети, а сегодня и через локальные. Правда, сразу возникает вопрос, что относить к VPN.

Я здесь говорю исключительно о решениях VPN, базирующихся на криптографии и интегрированных с персональными и межсетевыми экранами. Безусловно, эти решения должны быть недорогими и легкими для использования. Только при использовании таких решений VPN можно говорить о гарантиях безопасности и надежности работы в сетях. Любая прикладная криптография или некриптографические решения VPN лишь затрудняют нападение, но не исключают его. Но это - отдельная тема.

4. Если здесь имеется в виду текущая ситуация, то, безусловно, в связи с вступившим в силу законом "О персональных данных", направленным на защиту интересов каждого гражданина, - это корпоративные сети социального сектора ПФР, ФСС, ФОМС и др. Кроме того, это российские железные дороги, где во избежание хаоса предъявляются весьма высокие требования к безопасности. Ну и, пожалуй, атомная промышленность, где изначально требовался высокий уровень надежности и достоверности информационного взаимодействия.

5. Взаимодействие между локальными сетями удаленных офисов; удаленный доступ к информационным базам данных различного назначения и, конечно же, мобильный доступ с ноутбука, домашнего ПК или КПК.


Михаил Кадер, системный инженер-консультант Cisco Systems

1. На мой взгляд, российский рынок VPN составляет от $70 до $100 млн. Можно выделить несколько основных сегментов этого рынка. Первый из них -российские продукты, активно применяемые государственными и окологосударственными учреждениями. Этот рынок достаточно хорошо виден, и его объем примерно понятен. Второй сегмент рынка - специализированные средства высокого класса защищенности, применяемые в специализированных отраслях. Данный рынок "слабопубличен" и обслуживается специализированными поставщиками и производителями, что затрудняет его оценку. И, наконец, третий (и, возможно, самый большой сегмент) это средства построения VPN западного производства. Точная оценка этой части рынка тоже затруднена, так как западные производители практически повсеместно перешли на продукты категории UTM (Unified Thread Management), где функциональность VPN - всего-навсего одна из составляющих, и никто не может точно сказать, кто из заказчиков ею пользуется, а кто - нет. Необходимо также отметить, что во всем мире, да и у нас тоже, начинается рост рынка SSL (WEB) VPN, и его оценка тоже весьма затруднена, так как в этом случае серверами VPN выступают просто программные продукты, например терминальные серверы. Так что по отчетам аналитиков мы часто видим только верхнюю часть айсберга, не отражающую реальный объем рынка.

2. Я не готов выстроить основных игроков по их долям рынка, а просто упомяну ключевые компании в каждом сегменте. Российские решения производятся компаниями "Инфотекс", "Фактор-ТС", "Информзащита", "Амикон", "ЭЛВИС ПЛЮС". Российские игроки "узкого назначения" - "Атлас", "Голлард", МО ПНИЭИ. Западные производители - Cisco, Checkpoint, Juniper. Очень интересен и новый подход на рынке, связанный с разработкой продуктов, работающих на стыке российских и западных решений. Наиболее интересным игроком тут является весьма динамично развивающаяся компания "С-Терра СиЭсПи".

3. Я позволю себе назвать четыре класса - большие, средние, маленькие и все остальные. Просто потому, что все они вынуждены решать задачи эффективной защиты данных вне зависимости от того, какие приложения им приходится использовать и какие задачи решать. И тут VPN является наиболее простым и унифицированным работающим вариантом.

4. Гораздо проще было бы ответить на этот вопрос, если бы он был "обратным", а именно: "Назовите три отрасли, где VPN не нужны". И ответ был бы также очень прост: "Не знаю".

5. Собственно, VPN имеет смысл использовать всего-навсего для защиты одного типа информационного обмена - приложений, использующих протокол IP. А вот перечислить эти приложения - задача весьма нетривиальная. Попробую упомянуть несколько: например, банковские системы, видеоконференц-связь, телефония, файловый обмен, системы управления предприятиями, системы сетевого управления, технологические сети, видеонаблюдение и так далее. То есть речь идет о тех приложениях, которые еще не используют протокол IP в качестве транспорта для своего взаимодействия, но будут продолжать мигрировать на него хотя бы потому, что в этом случае гораздо проще использовать унифицированные механизмы защиты данных, а именно VPN.


Анна Бутвинова, менеджер по продуктам в области информационной безопасности Leta IT Company

1. По мнению аналитиков компании LETA, объем российского рынка VPN составляет порядка $60 млн.

2. Явными лидерами данной отрасли являются компании Cisco и CheckPoint, на долю которых приходится порядка 70% общего объема продаж.

3. Территориально распределенные компании (имеющие удаленные офисы); компании, сотрудникам которых необходим постоянный удаленный доступ к корпоративным ресурсам; компании, которые ведут информационный обмен с другими организациями (в соответствии с требованиями законодательства и внутренними требованиями компаний-партнеров).

4. Торговля, финансовый сектор, сфера услуг.

5. Первый тип: VPN-маршрутизатор - VPN-маршрутизатор (VPN gateway - VPN gateway). Это стандартный способ, применяемый компаниями, имеющими удаленные филиалы, для которых необходимо организовать единую среду взаимодействия (единую сеть) и защитить информацию, передаваемую между филиалами. При этом VPN-маршрутизатор (шлюз) выступает в роли каналообразующей аппаратуры. С одной стороны, в него входит нешифрованный трафик из локальной сети офиса (от рабочих станций, серверов и т.д.), с другой - выходит шифрованный в сети общего пользования (например, Интернет), соответственно до парного VPN-маршрутизатора целевого филиала. Схема применения в других филиалах аналогична. В данной схеме включения VPN-маршрутизатор просто зашифровывает или расшифровывает весь проходящий через него трафик (например, обмен информацией между бизнес-приложением в филиале А и базой данных в филиале Б).

Второй тип: VPN-клиент - VPN-маршрутизатор (VPN client -VPN gateway). Этот способ применяется компаниями, для которых в рамках ведения бизнеса мобильность сотрудников, доступ к ресурсам компании (почта, файловые ресурсы, бизнес-приложения) очень важны и критичны. В данном случае происходит шифрование трафика непосредственно от удаленной рабочей станции мобильного сотрудника до корпоративного VPN-маршрутизатора (например, работа удаленного пользователя из дома, Интернет-кафе с локальными файловыми ресурсами компании).

Третий тип: VPN-клиент - VPN-клиент (VPN client - VPN client). Этот способ организации VPN применяется редко. Он необходим для организации защищенного соединения между двумя узлами сети или более (как правило, рабочими станциями). При данном способе организации VPN зашифровывается и расшифровывается трафик на конкретном узле, предназначенный только для данного узла (например, организация информационного обмена между рабочей станцией генерального директора и главного бухгалтера).


Алексей Демидов, главный специалист компании "Амикон"

1. Я более склонен считать реальной цифру в $70-80 млн. Из них меньше половины приходится на высокопроизводительные решения коллективного доступа, а остальное - на решения SOHO и персонального доступа (в том числе банкоматы, платежные терминалы, клиентский доступ).

3. Необходимость использования VPN не определяется размерами или числом мобильных сотрудников компании. Скорее, надо говорить об ее "онлайновости" и распределенности. В таком случае, VPN - это наиболее простой и во многом экономичный способ взаимодействия распределенных элементов единой сети.

4. Органы государственного управления, финансовые институты, ресурсодобывающие компании.

5. Как ранее было замечено, VPN позволяет наиболее просто и быстро организовать защищенный обмен между распределенными элементами сети. При этом нет необходимости модифицировать имеющиеся приложения, например с целью добавления функций криптозащиты или контроля целостности, - VPN это решает автоматически на канальном уровне. Естественно, наиболее востребованы такие решения в сегменте on-line-взаимодействия. В первую очередь, это объединение разнесенных сегментов единой ЛВС через "враждебную" среду (например, несколько офисов компании объединяются через Интернет), организация удаленных точек доступа к корпоративным ресурсам (мобильные сотрудники, банкоматы, платежные терминалы и т.д.). И, наконец, третий класс - защита передаваемых данных от устройств или приложений, где встраивание средств защиты невозможно или проблематично (IP-видео и IP-телефония, ПО сторонних разработчиков, технологическое оборудование, средства сетевого управления и т.п.).

Фактически, VPN - наиболее удобное средство для реализации приватного пространства в рамках общедоступного, что, собственно, и следует из названия "виртуальная частная сеть".


Артем Потапов, менеджер по продажам компании Check Point

1. По моему мнению, невозможно определить объем российского рынка VPN-решений. Практически никто из производителей - как российских, так и зарубежных - на сегодняшний день не предлагает решений VPN в чистом виде. Имеет смысл говорить о рынке межсетевых экранов и VPN-решений либо о рынке комплексных решений по защите периметра или так называемых "все в одном", в англоязычном варианте - UTM (Unified Threat Management). Что касается объема рынка межсетевых экранов/VPN в России, то мое мнение следующее: в 2006 г. jy составил примерно $70 млн.

2. Как я уже упомянул, как таковых подсчетов по объемам продаж именно VPN-решений в чистом виде, подозреваю, никто не ведет. Более того, всегда при подобном подсчете возникает проблема граничных критериев: считать ли маршрутизатор с возможностью пакетной фильтрации межсетевым экраном или нет. В зависимости от выбранных критериев результаты могут существенно отличаться друг от друга.

Поэтому про распределение долей рынка между производителями точно не скажу. Это вопрос к аналитическим агентствам. Есть ключевые игроки на российском рынке межсетевых экранов/VPN, представители большинства этих компаний присутствовали на проведенном мероприятии.

3. Сама по себе VPN как способ организации защищенного обмена информацией по глобальным вычислительным сетям общего доступа (сеть Интернет) является наиболее эффективным решением, прежде всего, для:

а) организаций, которые используют глобальные вычислительные сети общего доступа для передачи своей информации, в том числе ограниченного доступа;
б) предприятий, имеющих территориальнораспределенную структуру подразделений (офисов, филиалов);
в) компаний, имеющих большое количество мобильных сотрудников (потребность в так называемом client-to-site VPN).

4. Непросто говорить об отраслях экономики, в большей или меньшей степени нуждающихся в решениях VPN. Как я уже сказал, любая организация (независимо от характера своей деятельности, которая использует глобальные вычислительные сети общего доступа для передачи какой-то своей информации) является потенциальным потребителем решений VPN. Что же касается текущей ситуации в России, то, на мой взгляд, наибольшую потребность в решениях VPN сегодня демонстрируют компании с территориальнораспределенной структурой подразделений, то есть компании нефтяного, газового сектора экономики и, конечно, банковские структуры.

5. VPN целесообразно использовать прежде всего для организации защищенного обмена информацией по сети Интернет между подразделениями предприятия (потребность в так называемом site-to-site VPN).

Помимо этого, применение VPN позволяет организовать защищенный обмен информацией между подразделениями предприятия и мобильными сотрудниками (потребность в так называемом client-to-site VPN), т.е. реализовать защищенный удаленный доступ к информационным ресурсам компании.

И, само собой, применение VPN позволяет реализовать защищенную систему управления телекоммуникационным оборудованием компаний, имеющих территориальнораспределенную структуру подразделений.


Илья Трифаленков, директор по развитию бизнеса "Инфосистемы Джет"

1. На сегодня объем рынка составляет примерно $70 млн. В настоящее время корпоративные сети без применения VPN становятся все более редким явлением. При этом используются различные разновидности VPN-решений. 3. Так как VPN-решения стали частью инфраструктуры, они приобрели тиражируемость и утратили уникальность. Как следствие, их применение не зависит ни от типа предприятия (главное, чтобы оно было распределенным), ни от отрасли.

При возможных вариациях по производительности, услугам, предоставляемым с использованием VPN, сами решения практически одинаковы.

5. Типовые решения при межсетевом обмене, при доступе с удаленных фиксированных рабочих мест и при мобильном доступе.


Комментарии экспертов

Станислав Ясько, начальник проектного отдела департамента СИБ ООО "ГАЗИНФОРМСЕРВИС"

На мой взгляд, ситуацию в России середины 2007 г. можно охарактеризовать как революционную. С 2006 г. как минимум 3 мировых производителя предприняли небезуспешные попытки локализации VPN-решений на российском рынке. Усматриваю в этом как заслугу наших законодателей с почти одновременно возросшими потребностями средств сетевой защиты, обусловленными интенсивным развитием информатизации в стране и интеграцией России в мировое информационное пространство, так и законы зрелости технологий информационной безопасности кривой Hype Cycle.

Понятно, что возникает вопрос: "А как же российские ветераны VPN-решений?". Пока в России они в лидерах. По крайней мере, по сертифицированным ФСБ и ФСТЭК VPN-решениям. И позиций сдавать не собираются. Напротив, некоторыми из них предпринимаются практические действия по адаптации характеристик собственных решений к требованиям RFC. И если и грядут быстрые перемены, то, пожалуй, первые годы они будут связаны с завоеванием западными производителями тех секторов рынка, которые принципиально не могли быть освоены "россиянами" с их технологическими особенностями. Так, можно ожидать успехов в бизнесе. Причем это, наверное, именно тот случай, когда "выигрываешь ты - выигрывает государство": потребитель получает принципиально новые возможности по обеспечению информационной безопасности "за те же деньги", системный интегратор - качество решений для заказчика, о котором раньше и мечтать не приходилось, ну а производитель... производитель не может быть не доволен. Одно то, что объем рынка VPN-решений в России за 2006 г. превысил $70 млн и продолжает неуклонно расти (по оценкам опытнейших аналитиков, с учетом данных Госкомстата) вполне объясняет бурную активность "западников" и поспешную модернизацию собственных решений "россиянами".

Что касается современного потребителя, то можно отметить возросший уровень зрелости как в ИТ, так и в И Б. Понятно, почему решениями, в основе которых лежат одно-функциональные устройства, сейчас никого не заинтересуешь. Тем более когда ключевые сетевые сервисы (качество обслуживания и безопасность) стали востребованы даже со стороны мелких компаний, обычно выделявших бюджет на И Б по остаточному принципу. Но ситуация меняется в корне. Конечно, флагманы отечественной экономики впереди. Понятно, что именно естественные монополии "могут себе позволить" известных в стране специалистов в области ИБ. Не отстают от них и кредитно-финансовые учреждения, банки. Отсюда и их уровень зрелости, и понимание топ-менеджерами того, что, имея бюджет на ИБ менее 10-12%, действительно будешь ощущать, что бизнес не защищен от банкротства, а в современную эпоху - и от ответственности, предусмотренной законодательством. Постепенно осмысление этого приходит и в отрасли экономики, ранее считавшиеся лишенными всяческих информационных рисков.

Дмитрий Огородников, директор департамента информационной безопасности "Энвижн Груп"

Я не вижу серьезных противоречий во мнениях представителей компаний и участников круглого стола в оценке рынка VPN. Абсолютное большинство участников рынка сошлось на цифре $70-80 млн. Те, у кого приводятся другие цифры, сделали соответствующие оговорки (Василий Широков оценил рынок отечественных сертифицированных продуктов, Виталий Зорин не включил в оценку продукты западных вендоров). Интересна и точка зрения Вячеслава Семилетова, высказавшего мнение о том, что стоимость VPN как средств защиты информации не может быть меньше информации, которая подлежит защите. Думаю, что более справедливо было бы утверждать обратное: стоимость средств защиты не должна превышать стоимости защищаемой информации.

В отношении распределения долей рынка мне кажется, что наиболее корректно использовать сегментацию, предложенную Михаилом Кадером. В секторе российских производителей, по мнению участников, лидируют "Инфотекс", "Фактор-ТС", "Информзащита"и "Амикон". На мой взгляд, все шансы потеснить четверку лидеров есть у "С-Терра Си-ЭсПи".

При определении классов компаний, отраслей и типов взаимодействия, как и следовало ожидать, участники опроса проявили единодушие. Некоторые расхождения во мнениях связаны лишь с тем, на кого ориентируется компания на рынке. Также следует отметить небольшие различия в определении сферы приложения VPN у крупных вендоров и российских производителей. На мой взгляд, это связано с технологическими различиями продуктов (использование UTM, интеграция с инфраструктурой) и разными моделями продвижения продуктов и бизнеса разработчиков в целом.

Статьи про теме