Контакты
Подписка
МЕНЮ
Контакты
Подписка

Федеральная служба информационной безопасности Российской Федерации: миф или реальность?

Федеральная служба информационной безопасности Российской Федерации: миф или реальность?

В рубрику "Право и нормативы" | К списку рубрик  |  К списку авторов  |  К списку публикаций

Федеральная служба информационной безопасности Российской Федерации: миф или реальность?

Сегодня наиболее опасными считаются атаки на информационные инфраструктуры критически важных для функционирования государства и особо опасных для населения объектов. Опасность таких действий заключается в возможной дестабилизации не только отдельного предприятия, но и субъекта федерации, федерального округа или страны в целом, поскольку они могут привести к существенным повреждениям объектов жизнеобеспечения, транспорта и связи, энергетики и промышленности, экологическим катастрофам и гибели людей. Во многих случаях положение усугубляется недостаточной защищенностью указанных объектов.
Ильдар Бегишев
Институт экономики, управления и права (г. Казань)

Особое внимание со стороны государства должно быть сосредоточено на предотвращении действий, направленных на развязывание против него информационных войн, нацеленных на дестабилизацию системы национальной безопасности.

Обычно под информационной войной понимают целенаправленные действия, предпринятые для достижения информационного превосходства путем нанесения ущерба информации, информационным процессам и информационным системам противника при одновременной защите собственной информации, информационных процессов и информационных систем.

Основной из них являются незначительные затраты на разработку и применение информационного оружия, т.к. стоимость разработки высококачественных средств ведения информационной войны относительно невелика и доступна широкому кругу ее участников, повышение роли управления восприятием. Разрабатываемые средства «информационной войны» могут стать совершенно новым мощным инструментом манипуляции восприятием.

В полной мере осознавая высокую степень опасности умышленных воздействий в информационно-телекоммуникационной среде, многие страны старательно пытаются закрыть существующие ныне бреши в киберобороне, создавая специальные правоохранительные органы и их подразделения, в задачи которых входит противодействие посягательствам на информационные инфраструктуры своих объектов.

В качестве информационного оружия могут выступать совершенно различные средства: высокоточное оружие для поражения органов управления или отдельных радиоэлектронных средств, средства радиоэлектронной борьбы, источники мощного электромагнитного импульса, вредоносные программы и др. Критерием отнесения к разряду информационного оружия может рассматриваться только эффективность того или иного устройства при решении задач информационной войны.

Представляется, что в основном силы и средства противника, применяющего информационное оружие, направлены в первую очередь на дестабилизацию критически важных и потенциально опасных объектов информационной инфраструктуры Российской Федерации.

В полной мере осознавая высокую степень опасности умышленных воздействий в информационно-телекоммуникационной среде, многие страны старательно пытаются закрыть существующие ныне бреши в киберобороне, создавая специальные правоохранительные органы и их подразделения, в задачи которых входит противодействие посягательствам на информационные инфраструктуры своих объектов.

Так, администрация Соединенных Штатов Америки дала старт программе по укомплектованию Управления национальной безопасности новыми сотрудниками, которые займутся обеспечением безопасности высокотехнологичных систем в США. По официальным данным, в течение предстоящих трех лет в эти кибервойска будет принято около тысячи человек. Почти все эти вакансии будут заняты разработчиками программного обеспечения, ИТ-аналитиками и инженерами, имеющими опыт расследования взломов и отслеживания кибератак. Одновременно Агентство национальной безопасности США приступает к строительству центра, который станет одним из главных узлов общегосударственной системы компьютерной безопасности. Кроме того министерство обороны Соединенных Штатов Америки вместе с его зарубежными партнерами собирается направить усилия на создание средств защиты сетей, их функциональных возможностей и обеспечения надежности в киберпространстве.

В свою очередь, власти Германии намерены создать центральное федеральное управление по борьбе с киберпреступностью. Планируется, что в управление будут поступать данные от земельных и федеральных властей. Кроме сотрудников правопорядка в новом учреждении также будут работать ИТ-специалисты.

Вместе с тем армия обороны Израиля также создает подразделение киберспецназа. В свете участившихся атак хакеров на израильские интернет–сайты, включая попытки взлома правительственных ресурсов, армейское командование приняло решение о создании нового подразделения специального назначения. Израильский киберспецназ будет входить в структуру подразделения военной разведки, занимающегося радиоперехватом и радиоэлектронной разведкой в интересах всех израильских специальных служб. Предполагается, что в задачу подразделения будет также входить защита жизненно важных узлов израильского киберпространства, включая правительственные сайты, базы данных, системы связи и инфраструктурные системы. В то же время подразделение будет ориентировано не только на оборону, но и на атаку вражеских объектов в киберпространстве и захват контроля над стратегическими объектами противника.

Проблема усугубляется не только тем, что многие страны начали создавать подразделения, отражающие возможные преднамеренные посягательства на их критическую информационную инфраструктуру, но и тем, что они начали активно готовить специалистов по боевому применению информационно-телекоммуникационных систем в условиях войны или вооруженных конфликтов.

А.И. Маляров пришел к аналогичным выводам в своем исследовании. Он также указывает на важность существующей проблемы и отмечает, что в США в рамках специальной программы был создан самый крупный в мире отряд программистов-хакеров – Объединенное функциональное подразделение для ведения сетевой войны (JFCCNW). Основным предназначением этого подразделения является ведение бесконтактной сетевой войны (проведение кибе-ратак) против информационной составляющей противоборствующего государства. В Китае военным ведомством также ведется подготовка персонала по боевому применению информационно-телекоммуникационным систем. В частности, в настоящее время в Народно-освободительной армии Китая уже созданы специальные резервные полки, а также спецбатальоны, укомплектованные указанными специалистами. Подготовкой персонала по боевому применению ИТКС также занимаются КНДР и Иран. Так, в КНДР уже более 600 специалистов прошли специальную подготовку по ведению сетевой информационной войны.

Мы солидарны с С.М. Ивановым и О.Г. Томило, которые считают, что для успешного противодействия кибертерроризму необходимо создание национальных подразделений по борьбе с киберпреступностью и международного контактного пункта по оказанию помощи для реагирования на транснациональные компьютерные инциденты.

Особое внимание со стороны государства должно быть сосредоточено на предотвращении действий, направленных на развязывание против него информационных войн, нацеленных на дестабилизацию системы национальной безопасности.

Представляется, что Российская Федерация не должна оставаться в стороне от этих тенденций. Возможно создание единого отечественного специального федерального органа исполнительной власти, занимающегося вопросами борьбы с преступлениями в информационной сфере, включая обеспечение безопасности информационной инфраструктуры критически важных и особо опасных объектов, а также воздействие на информационные инфраструктуры противника, тоже имело бы смысл.

Такое ведомство могло бы носить название, например, Федеральной службы информационной безопасности Российской Федерации и объединять имеющийся на сегодня интеллектуальный и кадровый потенциал специальных служб и правоохранительных органов России, связанных с обеспечением информационной безопасности, главным образом таких, как Федеральная служба безопасности, Федеральная служба охраны, Федеральная служба по техническому и экспортному контролю, Служба внешней разведки, Министерство внутренних дел и Министерство обороны Российской Федерации.

Между тем, в настоящее время в действующей системе правоохранительных органов России в сфере обеспечения ИБ имеется ряд пробелов, таких как разрозненность и дублирование функций, бессистемность и несогласованность правоприменительных органов, различный внутриведомственный подход каждого правоохранительного органа, частое затягивание решений проблем ввиду необходимости согласования и т.д.

Анализ актуальности рассматриваемой в работе проблемы показывает, что существенной профилактической мерой улучшения сложившейся ситуации по аналогии с развитием подобных структур в развитых странах, является объединение сил и средств специальных служб в целях комплексного обеспечения необходимого уровня защищенности информационных инфраструктур.

___________________________________________
1 Левин В.И. История информационных технологий. – М.: Бином. Лаборатория Знаний, 2009. – 336 с.
2 Генштаб предупреждает об опасности информационных войн // Ежедневная электронная газета www.utro.ru URL: http://www.utro.ru/news/2009/02/25/799705.shtml (дата обращения: 15.08.2016).
3 В США начат набор в кибервойска управления национальной безопасности / Агентство национальных новостей. URL: http://www.annews.ru/news/detail.php?ID=197292 (дата обращения: 15.08.2016).
4 Конышев В.Н., Сергунин А.А. Новая военная доктрина Барака Обамы и национальные интересы России // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. – 2012. – № 14. – С. 6.
5 В ФРГ будет создано центральное управление по борьбе с киберпреступностью. URL: http://www.securitylab.ru/news/ 394252.php (дата обращения: 15.08.2016).
6 ЦАХАЛ создает подразделение киберспецназа для отражения атак хакеров. URL: http://www.newsru.co.il/israel/23jun2010/ cyber301.html (дата обращения: 15.08.2016).
7 Маляров А.И. Уголовно-правовые и криминологические аспекты международного сотрудничества в сфере защиты электронно- цифровой информации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук / А.И. Маляров. – Краснодар, 2008. – С. 15.
8 Иванов С.М., Томило О.Г. Международно-правовое регулирование борьбы с кибертерроризмом // Право и безопасность. – 2013. – № 3–4. – С. 85.

Опубликовано: Журнал "Information Security/ Информационная безопасность" #6, 2016
Посещений: 11256

Приобрести этот номер или подписаться
  Автор

Ильдар Бегишев

Ильдар Бегишев

Кандидат юридических наук, Казанский инновационный университет им. В.Г. Тимирясова (ИЭУП)

Всего статей:  12

В рубрику "Право и нормативы" | К списку рубрик  |  К списку авторов  |  К списку публикаций