Контакты
РџРѕРґРїРёСЃРєР°
МЕНЮ
Контакты
РџРѕРґРїРёСЃРєР°

Infowatch: ситуация с утечками конфиденциальных данных на Ближнем Востоке разительно отличается от общемировой

Infowatch: ситуация с утечками конфиденциальных данных на Ближнем Востоке разительно отличается от общемировой

Infowatch: ситуация с утечками конфиденциальных данных на Ближнем Востоке разительно отличается от общемировой


19.10.2018

Infowatch ситуация с утечками конфиденциальных данных на Ближнем Востоке разительно отличается от общемировой

Откуда утекают данные на Ближнем Востоке

Группа компаний Infowatch представили результаты исследования об утечках конфиденциальной информации в странах Ближнего Востока. Оно охватывает период с 1 июля 2017 г. по 30 июня 2018 г. За этот интервал времени более половины случаев компрометации данных пришлось на государственный сектор и образовательные учреждения — 36% и 20% соответственно.

Ситуация с утечками конфиденциальной информации на Ближнем Востоке разительно отличается от общемировых тенденций. Так, на государственные и силовые структуры приходится 17,2% от всех утечек в мире, на образование — 10,6%. То есть в два раза меньше, чем приходится на эти же направления на Ближнем Востоке.

В этом регионе также высока доля утечек еще от двух секторов — банки и финансы, а также промышленность и транспорт. Размер их долей составляет 15,9% и 13,6% соответственно. В глобальном же плане на эти сектора приходятся меньшие доли: 10,8% и 5,2%.

В целом по миру больше всего утечек приходится на высокие технологии и медицину — 24,1% и 17,2% соответственно. На Ближнем Востоке на утечки в области высоких технологий — 11,4%, на медицину — лишь 2,3%.

В глобальном плане также чувствительны утечки в секторах ритейла и муниципальных учреждениях — на них пришлось 6,9% и 6% соответственно. На Ближнем Востоке утечек в этих секторах не зафиксировано.

Разница между Ближним Востоке и миром в целом чувствуется и при анализе утечек по типам данных. В регионе больше всего утечек пришлось на сферу коммерческой тайны и ноу-хау — 38,6%. Далее следуют сферы персональных данных и государственной тайны — 29,6% и 25% соответственно. На платежную информацию пришлось лишь 6,8% от всех утечек.

В глобальном плане подавляющее число утечек приходится на персональные данные — 66,5%. На платежную информацию приходится 18,2% от всех утечек. А вот доля утечек в сферах коммерческой тайны и государственной тайны в мире значительно ниже, чем на Ближнем Востоке — 8,6% и 6,7% соответственно.

Из-за кого чаще всего происходят утечки на Ближнем Востоке

Подавляющее большинство утечек на Ближнем Востоке происходит по вине внешних злоумышленников — 73,2%. На рядовых сотрудников пришлось лишь 19,6% от всех утечек. В глобальном же плане распределение утечек по вине внешних злоумышленников и рядовых сотрудников примерно одинаково: 47,5% и 19,6% соответственно. При этом по вине топ-менеджмента на Ближнем Востоке произошло 5,4% от всех утечек, в мире — лишь 2,2%.

Наконец, основным каналом утечек — как на Ближнем Востоке, так и в целом по миру — является сеть (браузер и облачные технологии): на это направление пришлось 61% и 42,2% соответственно. В то же время на Ближнем Востоке на бумажные носители и мессенджеры (текст, голос, видео) пришлось по 17,8% утечек, а на мобильные устройства — 6,7%.

В мире же доля утечек по этим каналам меньше: 10,8%, 4,5% и 1,9% соответственно. Доли утечек через электронную почту в мире и на Ближнем Востоке примерно одинаковые: 15,7% и 13,3% соответственно. В то же время в мире 2,4% от общего числа утечек пришлось на съемные носители, тогда как на Ближнем Востоке такого рода утечек не было зафиксировано вовсе.

Танцюра отмечает, что в ОАЭ отсутствует единое законодательство в области персональных данных. Есть общие нормы ислама, касающиеся данной сферы, присутствуют также определенные правила в эмирате Абу-Даби и в финансовой свободной экономической зоне.

Также есть приказ шейха Дубаев, обязывающий все финансовые компании устанавливать свои DLP-системы, но какие именно, не уточняется. Поэтому в целом рынок защиты данных в ОАЭ еще сыроват, резюмирует Танцюра.

Она также отмечает, что российское вмешательство в войну в Сирии в 2015 г. имело негативное влияние на бизнес российских компаний в регионе. "Мне просто перестали отвечать на телефон, и у меня сорвалось три больших проекта, — вспоминает Танцюра. — Впрочем, через год клиенты вернулись: они пояснили, что просто не знали, как надо реагировать на происходящее".

 

Cnews


Добавить комментарий

Автор:
Компания:
E-mail:
Уведомлять о новых сообщениях в этой теме да
нет
Текст сообщения:
Введите код: