Контакты
Подписка
МЕНЮ
Контакты
Подписка

Кто кого?

Кто кого?

В рубрику "JOB" | К списку рубрик  |  К списку авторов  |  К списку публикаций

Кто кого?

Одним из значимых конфликтов на рынке труда в России по-прежнему остается несоответствие уровня образования ИT-специалистов реальным требованиям работодателей. Положительная динамика развития отрасли ИТ выявляет ключевую проблему, без решения которой дальнейшее движение российской экономики вперед невозможно: развитие экономики все больше оказывается связанным с развитием ИT-сферы, а на кадровом рынке ИT ситуация сегодня не из легких.
Олесья Горьковая
Генеральный директор HackerU в России

С одной стороны, отрасль ИT нуждается в большом числе высококвалифицированных узкопрофильных специалистов, с другой – вузы выпускают их не в достаточном количестве, не по тем специальностям или не учитывают при подготовке выпускников современные тренды и запросы. Кто виноват и что делать в этой ситуации?

Кадры решают все

В случае, когда речь идет об успехах технических вузов в подготовке ИТ-специалистов, обычно вспоминают два момента. Во-первых, российские команды традиционно занимают высокие места на международных олимпиадах, таких, например, как International Collegiate Programming Contest (ICPC), ACM ICPC и т.п. Во-вторых, российские ИТ все еще востребованы на мировом рынке. По данным ФРИИ, ежегодно из России эмигрируют около 4 тыс. специалистов, что составляет не менее 5% от их общего числа. При этом надо понимать, что официальные данные исследований не отражают реальные цифры: многие специалисты работают на западные компании, не отказываясь от российского паспорта, – их не учитывает никакая статистика.


Несмотря на то, что среди незакрытых вакансий по-прежнему присутствуют разработчики ПО со знанием языков программирования Java, 1C, PHP, С/C++, С#, Python, JavaScript, рынок с каждым днем все сильнее заинтересован в обладателях совсем других специальностей: это прежде всего специалисты по информационной безопасности, блокчейну, IoT (в т.ч. био-IoT), работе с искусственным интеллектом и даже специалисты техподдержки.

Однако успех отдельных команд, к сожалению, не позволяет говорить о качестве сегодняшнего вузовского образования по ИТ-специальностям. В большинстве технических вузов на первых курсах преобладает изучение фундаментальных теоретических дисциплин. И даже несмотря на то, что крупные компании сегодня открывают под свои задачи собственные школы в вузах и пытаются "воспитывать" новые кадры в студенческой среде, участвуя в разработке учебных планов на базе ведущих вузов России, таких как МГТУ им. Баумана, МФТИ, ВШЭ, СПбГУ, получить специалиста с уникальными знаниями и навыками в условиях вуза удается далеко не всегда.

Это связано в первую очередь с консерватизмом и забюро-кратизированностью системы российского высшего образования. Учебные планы в вузах проходят длительное согласование и к моменту запуска быстро устаревают. Проектным же курсам приходится с трудом искать место в ряду фундаментальных дисциплин. Даже самому продвинутому вузу, а в России таких меньшинство, сложно угнаться за новейшими технологиями из-за отсутствия эффективных систем переподготовки преподавательских кадров и устаревающей материальной базы, а также при наличии негибкой модели формирования общеобразовательных программ.

Крушений иллюзий

Студенты не могут не замечать тот факт, что образование, которое они получают, не позволяет им уверенно войти в ИТ-сферу. По данным исследования ВШЭ, 30% российских студентов, обучающихся по ИТ-специальностям, считают, что знания, полученные в вузе, не пригодятся им в дальнейшем. Такое мнение складывается преимущественно у студентов 3–4 курса бакалавриата: именно в это время ребята впервые всерьез задумываются о трудоустройстве и впервые сталкиваются с ожиданиями и требованиями работодателей. Кроме отсутствия узких профессиональных навыков, работодатели отмечают у вчерашних студентов низкий уровень владения soft skills: неумение ставить цели, брать ответственность за работу, вести переговоры, планировать время, а все эти навыки необходимы современному ИТ-cпециалисту, он должен продемонстрировать их уже на стартовом собеседовании. Кстати, по данным того же исследования, 76% студентов пугает необходимость проходить собеседование на английском языке – они попросту не могут этого сделать.

Растущая трещина

На всех рекрутинговых порталах количество открытых вакансий в ИТ-сфере давно превышает аналогичные запросы остальных областей, а средний срок закрытия вакансий и подбора специалистов в ИТ – несколько месяцев. Тому есть несколько причин. Первая – уже упомянутая выше активность крупных компаний, которые "хантят" студентов еще на этапе обучения и ведут настоящую охоту за талантливыми выпускниками, обещая им социальные пакеты и переподготовку в образовательных центрах компаний. Западные компании на этой "охоте за головами" находятся в более выигрышном положении: сам рынок на Западе динамичнее, условия труда и его оплата в разы лучше, а перспектива переезда в страну, более стабильную с точки зрения социальных гарантий и неучастия в политических конфликтах, становится дополнительным стимулом для релока-ции не только отдельных специалистов, но и целых команд.

По данным исследования ВШЭ, 30% российских студентов, обучающихся по ИТ-специальностям, считают, что знания, полученные в вузе, не пригодятся им в дальнейшем. Такое мнение складывается преимущественно у студентов 3–4 курса бакалавриата: именно в это время ребята впервые всерьез задумываются о трудоустройстве и впервые сталкиваются с ожиданиями и требованиями работодателей. Кроме отсутствия узких профессиональных навыков, работодатели отмечают у вчерашних студентов низкий уровень владения soft skills: неумение ставить цели, брать ответственность за работу, вести переговоры, планировать время, а все эти навыки необходимы современному ИТ-cпециалисту, он должен продемонстрировать их уже на стартовом собеседовании. Кстати, по данным того же исследования, 76% студентов пугает необходимость проходить собеседование на английском языке – они попросту не могут этого сделать.


Вторая причина – катастрофический разрыв между числом специалистов, необходимых рынку, и количеством выпускников вузов. Дисбаланс проявляется уже на входе: на ИТ-специальности поступает гораздо меньше абитуриентов, чем нужно рынку. Значительный процент поступивших не доходит до финиша: студенты разочаровываются в образовании, бросают вуз ради низкоквалифицированной работы в крупных компаниях и т.д. Таким образом, с каждым годом кадровый голод нарастает. "Сегодня доля ИТ-специалистов составляет 2,4% от всего занятого населения. Для сравнения: в странах-лидерах (США, Германия, Великобритания) этот показатель вдвое выше – 4,3%", – говорится в исследовании ФРИИ. Анализ рынка, выполненный фондом, свидетельствует о том, что рынку нужно вдвое больше ИТ-кадров для развития экономики. При сохранении сегодняшних трендов через десять лет дефицит составит уже 2 млн специалистов.

Востребованные специальности

В большинстве технических вузов на первых курсах преобладает изучение фундаментальных теоретических дисциплин. И даже несмотря на то, что крупные компании сегодня открывают под свои задачи собственные школы в вузах и пытаются "воспитывать" новые кадры в студенческой среде, участвуя в разработке учебных планов на базе ведущих вузов России, таких как МГТУ им. Баумана, МФТИ, ВШЭ, СПбГУ, получить специалиста с уникальными знаниями и навыками в условиях вуза удается далеко не всегда. Это связано в первую очередь с консерватизмом и забюро-кратизированностью системы российского высшего образования.

Несмотря на то что среди незакрытых вакансий по-прежнему присутствуют разработчики ПО со знанием языков программирования Java, 1C, PHP, С/C++, С#, Python, JavaScript, рынок с каждым днем все сильнее заинтересован в обладателях совсем других специальностей: это прежде всего специалисты по информационной безопасности, блокчейну, IoT (в т.ч. био-IoT), работе с искусственным интеллектом и даже специалисты техподдержки (именно такую программу обучения, актуальную для людей, мало знакомых со сферой ИТ, предлагает, к примеру, Google на платформе Сoursera).

Что же делает бизнес? Готовит специалистов самостоятельно. "Да, потребность в специалистах по кибербезопасности растет, но спрогнозировать, какие навыки им понадобятся, не может никто. Мы берем в банк сообразительных программистов с аналитическим складом ума, вбрасываем их в решение готовой задачи. Если они способны справиться с установленным ПО, прочитать отчет, сделать грамотное серверное распределение, теребить тех-поддержку ПО и не конфликтовать с ней, этого уже достаточно", – рассказывает Вячеслав Кузнецов, ведущий специалист сектора кибербезопасности ДБ АО "Сбербанк" (Казахстан).

Выход есть

Итак, налицо кризис на рынке труда. Чтобы его ликвидировать, нужно уже сегодня активно работать по нескольким направлениям. Первый вектор – развитие программ дополнительного образования. По данным исследования ВШЭ, 43% студентов вузов, разочаровавшихся в образовательных программах, где добротная теория значительно преобладает над выработкой необходимых в профессии практических навыков, готовы платить за этот набор навыков, подтвержденный сертификатом. Это значительное число мотивированных людей, которые рано или поздно окажутся в центрах дополнительного образования, имеющих обратную связь с бизнесом и предлагающих гибкий набор программ по востребованным специальностям. Быстро скорректировать необходимые навыки с помощью подобных курсов – один из самых простых и продуктивных путей, но не единственный.

Второй вектор – развитие сотрудничества бизнеса как с образовательными центрами, так и с вузами. Бизнес должен научиться транслировать образовательным структурам свои потребности и в тесном сотрудничестве с ними разрабатывать новые учебные программы.

Опубликовано: Журнал "Information Security/ Информационная безопасность" #3, 2018
Посещений: 1256

Приобрести этот номер или подписаться
  Автор

Олесья Горьковая

Олесья Горьковая

Генеральный директор Высшей школы
информационных технологий и безопасности HackerU

Всего статей:  2

В рубрику "JOB" | К списку рубрик  |  К списку авторов  |  К списку публикаций